Отдел социально-экономической географии

Раздел: Экспедиции

вернуться в раздел

СИРИЯ

Организатор поездки В.А. Шупер

Т.Г.Нефедова

ТАКАЯ РАЗНАЯ СИРИЯ

О Сирии написано очень много. Лучше о Сирии и ее городах, чем Семен Павлюк в его книге "Ближний Восток вдоль и поперек" (2009), географам, пожалуй, не рассказать. Поэтому ограничимся лишь личными впечатлениями и небольшими комментариями к фотографиям.

Из новогодней поездки в Сирию мы вернулись с некоторым разочарованием. После идеологизированного мусульманского Ирана путешествие в светскую страну, хотя и мусульманскую и тоже социалистическую, сулила более глубокое проникновения в жизнь Ближнего Востока. Однако этого не произошло. Возможно, нам не повезло с гидом, который в отличие от открытых искренних иранских коллег, помогавших нам и в общении местным населением, оказался малообразованным лживым формалистом. Но и наши собственные попытки общения чаще наталкивались на замкнутость людей и гораздо худшее, чем в Иране, знание английского языка в городах. Только навязчивые торговцы и дети-попрошайки не отставали от туристов, которых здесь гораздо больше, чем в Иране. Поэтому и впечатления остались более туристические и внешние.
Главное, что происходит с туристом в Сирии – это погружение в историю. Здесь между Средиземным морем и Месопотамией – несколько сотен мертвых городов, возникших на шелковых путях вдоль Евфрата, через пустыню и вдоль плодородного полумесяца.
Небольшой оазис в пустыне в центре Сирии недалеко от Пальмиры
Небольшой оазис в пустыне в центре Сирии недалеко от Пальмиры
Самый известный – Пальмира (Тадмор) – пример эллинизированного месопотамского города. Она упоминается еще в Ветхом Завете. Стоящая в финиковом оазисе среди пустыни, Пальмира процветала при Александре Македонском и Селевкидах. Была буфером между римлянами и персами, была римской колонией. Но сейчас это вполне современный маленький туристический городок с гроздями фиников у каждого дома. А рядом - грандиозные развалины. Сохранилась часть колоннады на главной улице (Via Recta), длиной 1100 м, торговая площадь, заваленная глыбами, остатки храмов. В Храме Бела (Владыки мира) после разрушения Пальмиры арабами в 7 веке несколько веков ютилось небольшое поселение бедуинов.
Остатки Храма Бела в Пальмире. Внизу - проход для жертвенных животных
Остатки Храма Бела в Пальмире. Внизу - проход для жертвенных животных
Один из самых древних мертвых городов раскопали почти у самой границы Ирака на юго-востоке Сирии. Мари – столица древнего царства, расцвет которого пришелся на 3-4 века до н.э. Здесь была обнаружена библиотека с тысячами клинописных табличек. Но сейчас требуется много воображения, чтобы увидеть в этих засыпанных песком и заплывших развалинах из необожженного саманного кирпича былое величие.

Гораздо большее впечатление произвела на нас крепость Дура Еуропос примерно того же времени. Там мы попали в настоящий месопотамский экстрим – песчаную бурю. В вихрях песка при пронизывающем ледяном ветре постепенно проступали призрачные очертания башен, остатки колонн. Евфрат, на высоком берегу которого стоит крепость, был скрыт за песчаным туманом.
Крепость Дура Еуропос на Евфрате во время песчаной бури. Возникла в 4-3 веках до н.э., разрушена в 4 веке н.э. Входила в буферную зону под управлением Пальмиры между Парфянским царством и Римской империей.
Крепость Дура Еуропос на Евфрате во время песчаной бури. Возникла в 4-3 веках до н.э., разрушена в 4 веке н.э. Входила в буферную зону под управлением Пальмиры между Парфянским царством и Римской империей.
Зато на следующий день после морозной новогодней ночи в Дейр-Эз-Зоре (чего мы не ожидали), мы увидели Евфрат во всей красе.
Евфрат 1 января 2009 г.
Евфрат 1 января 2009 г.
Долина Евфрата не теряет плодородия, хотя эти земли обрабатываются столько веков! Зимой на окраину долины спускаются из голодной пустыни бедуины со своими стадами, которые подъедают солому на убранных полях.
Плодородная долина Евфрата
Плодородная долина Евфрата
Бедуины, пришедшие зимой в долину из пустыни
Бедуины, пришедшие зимой в долину из пустыни
Живут бедуины тут же в палатках. Быт их очень убог и тяжел и в суровые зимы, и знойным летом. Впрочем, наш гид уверял нас, что это вполне обеспеченные люди. Если судить о достатке только по количеству овец, что главное для бедуинов, то, наверное, это так.
Жилище бедуинов
Жилище бедуинов
Наш маршрут лежал через несколько мертвых городов: Халябия на Евфрате, Расафа, Эбла на северной окраине пустыни, Угарит на побережье моря. От обилия развалин и угасшей жизни возникало только ощущение горести – что же арабские племена сделали с этими мощными цивилизациями… Впрочем, дело не только в варварах, угасал сам шелковый путь, появлялись иные точки роста.

Далеко не все города умирали. В живых городах тоже видны исторические пласты, причем все сразу, как в геологическом разрезе. Например, в Бусре на юге Сирии в краю друзов - новые вполне зажиточные двухэтажные дома, современные мечети. В центре – старая арабская крепость. Входишь в нее и оказываешься в огромном древнем римском театре. Его цирк и сцена с колоннами сохранились даже лучше, чем в Колизее.
Римский театр в Бусре на юге Сирии
Римский театр в Бусре на юге Сирии
Особенно явно исторические напластования чувствуются в Дамаске, когда смотришь на город с горы, где, по преданию, Каин убил Авеля. И понимаешь, что Дамаск - вечный город. Возник он в оазисе недалеко от хребта Антиливан на перекрестке путей и насчитывает сейчас 1.6 млн. человек, а с агломерацией – 4.5 млн.
Вид на Дамаск сверху
Вид на Дамаск сверху
Стоит спуститься с горы, и ты, перескочив через много веков, оказываешься в современном районе города с многоэтажными домами, площадями, магистралями. Впрочем, в Дамаске есть все. Есть районы престижные с гостиницами, банками и высотными зданиями, и не престижные, запруженные людьми и торговцами с двухэтажными неказистыми бетонными домами (такими неприглядными бетонными коробками, обычно недостроенными, чтобы не платить налогов, заставлена вообще вся Сирия). Есть туристический старый город с приукрашенными лавочками и ресторанчиками. Восточная стена старого города по преданию построена вскоре после потопа, над ней – минарет, а рядом – церковь, где крестили Савла (св. Павла) – в этом сочетании несочетаемого весь Дамаск. Если пройти через огромный вечно бурлящий рынок (сук), то попадешь в нетуристический старый город с кривыми грязными улочками, людьми, греющимися тут же на улице от горящих в ведрах дров. В этой мусульманской части города часто встречаются признаками арабской солидарности в виде флагов Палестины на домах и звезд Давида на мостовой, чтобы их топтать. В Дамаске есть и христианские кварталы с обычными блочными трех-пятиэтажными домами, католическими и православными церквями.
Современные районы Дамаска
Современные районы Дамаска
Старый Дамаск
Старый Дамаск
Но в наибольшую смесь веков и даже религий погружаешься в Мечети Омейядов, существующей с VIII века на месте византийской церкви, занявшей место римского храма, построенного на месте греческого. И все архитектурные напластования хорошо видны. Внутри мечети - античная колоннада, сохранились остатки византийского придела (мусульманский и христианский храмы 70 лет уживались под одними сводами). А одна из основных реликвий – гробница с головой Иоанна Крестителя, или пророка Яхья в Исламе. Поэтому сюда едут не только мусульманские, но и христианские паломники. На огромной площади внутри мечети Омейядов можно тусоваться, играть, кричать (детям), есть, спать и т.п., но только – босиком.
Площадь внутри мечети Омейядов в Дамаске
Площадь внутри мечети Омейядов в Дамаске
Униформа для мечети
Униформа для мечети
Второй город Сирии – Алеппо – мало чем уступает Дамаску и по населению (1.6 млн., а с агломерацией – 4.1 млн. жителей), и по колориту. Здесь сохранилась огромная крепость-цитадель с еще более древним, чем она сама, театром-цирком. Здесь такой же огромный бесконечный сук и такие же разные кварталы города: древние и новые, мусульманские и армянский. Последний нас поразил – делаешь несколько шагов и попадаешь в мир южного европейского города с аккуратными домами, христианскими церквями и лавочками с золотыми и серебряными украшениями и стильной одеждой.
Армянский квартал в Алеппо
Армянский квартал в Алеппо
Сирия – страна, мягко говоря, засушливая. Но стоит перебраться с сухих восточных склонов хребтов, вытянувшихся вдоль побережья моря, на западный склон хребта Ансария, попадаешь в средиземное буйство цветущей растительности, даже зимой. А все побережье плотно заселено и заставлено парниками с овощами.
Восточный склон хребта Антиливан к северу от Дамаска
Восточный склон хребта Антиливан к северу от Дамаска
Побережье Средиземного моря
Побережье Средиземного моря
Именно сюда стремились крестоносцы. Здесь вдоль побережья на высоких холмах у стратегических проходов к морю они оставили в 12-13 веках цепь замков так, чтобы из одного был виден другой. Большая их часть – тоже развалины. Лучше всех сохранился и наиболее известен Крак де Шевалье. Он принадлежал ордену Госпитальеров, контролировал Хомский проход к морю и вел постоянные войны с султанами Хомса и Хамы, которые постепенно отсекали от крепости ее земли. Замок случайно остался цел. Его гарнизон попросту сдался, когда в 1271 г. мамлюки султана сделали подкоп, пообещав разложить костер и обрушить крепость.
Замок Крак де Шевалье
Замок Крак де Шевалье
Здесь много и христианских монастырей. Монастырь Сиднайской Божьей Матери, построенный в середине VI века византийским императором Юстинианом, по количеству паломников в числе первых на Ближнем Востоке. Второе место паломничества – монастырь Святой Феклы, вокруг которого разрослось поселение Маалюля. Ездили мы и в монастырь Симеона Столпника, построенного в V веке на том месте, где отшельник Симеон 37 лет просидел на столпе. Все эти монастыри имеют собственное хозяйство, большие участки земли с посадками олив, овощей, зерна.

Вот такой мы увидели Сирию в январе 2009 года. С богатейшей историей, представленной в развалинах или в совмещении исторических эпох. С ее уникальными городами и огромными базарами. С резкими контрастами природы от пустынь до плодородных долин и побережья моря. С всюду развевающемся на ветру мусором: и на улицах городов, и вокруг поселений, и вдоль дорог, и в пустыне. С сильным социальным расслоением, когда шикарные виллы перемежаются жалкими глинобитными домиками. С мощными мусульманскими традициями (при гораздо более либеральном, чем в Иране законодательстве относительно одежды и поведения, очень многие женщины носят хиджаб и даже чадру, полностью закрывающую лицо). Арабы показались нам менее понятными, чем персы в Иране. Но наш гид никогда не говорил "Я – сириец", а всегда с гордостью "Я – араб".
Все познается в сравнении. Сирия, с ее шумными городами, в которых можно потеряться, с ее напряженными отношениями с соседними государствами, особенно с Турцией, Израилем и Ливаном, непонятым нами населением вдруг показалась такой знакомой, когда мы вернулись в нее после посещения Ливана.

Проехали мы только по долине Бекаа между хребтами Ливан и Антиливан (предпоследний северный фрагмент Большого Восточно-Африканского рифта), минуя главные приморские города. Тем не менее, маршрут занял целый день, и впечатление от него осталось неслабым. Нас три часа продержали на границе при въезде в Ливан. И это при наличии визы, полученной еще в Москве, и отсутствии очереди. Целью путешествия были очередные развалины, на этот раз Баальбека (Гелиополиса), 80 км от Бейрута. Развалины, конечно, потрясают, здесь найдены самые большие обработанные камни: глыбы весом от 300 до 800 тонн (больше, чем блоки пирамиды Хеопса). Но, сказать честно, от развалин мы немного устали.
Долина Бекаа довольно широкая и сплошь распахана: оливковые рощи, грядки, приготовленные для посадки овощей, на юге – виноград. В небольших поселениях тоже вроде бы идет нормальная жизнь. Но эта территория контролируется группировкой Хезбаллы. Правда вдоль дороги, как символ наличия государства, через короткие промежутки стоят укрепленные вышки с правительственными войсками и автоматами наперевес. Ехать мимо дул, на тебя направленных как-то дискомфортно. В поселениях тоже много военных с оружием. Еще более неприятно от настороженных и неприветливых взглядов молодежи собирающейся кучками в городах у транспарантов с портретами, флагами и лозунгами Хезболлы.

Правда, южнее в винодельческом христианском районе обстановка, видимо, спокойнее. Но в целом мы покидали Ливан с тяжелым чувством – вот что сделал затяжной конфликт со страной, которую раньше называли Ближневосточной Швейцарией. Поэтому мы вздохнули с облегчение, вернувшись в спокойную Сирию. Да и домой уже пора было возвращаться.